Как и в любом человеке, своя «изюминка» есть в каждом городе. Но зачастую о ней известно только местным жителям, а подчас и те не в курсе, в каком уникальном месте живут. Канал Discovery выпустил серию фильмов, посвящённых крупным и известным населённым пунктам; особенность этих передач в том, что рассказ ведётся о неповторимых особенностях региона, природных, технологических или социальных. Серии дали имя «Город наизнанку», потому что в ней показывают невидимую, «подкожную» часть мегаполиса – ту, что под асфальтом, стеклом и металлом.

Программа, посвящённая Торонто, имеет подзаголовок «Ледяной город». Вообще говоря, Торонто трудно назвать северным поселением – Петербург, например, расположен в более высоких широтах. Но, хотя климат Торонто считается континентальным, природа здесь не очень ласковая – близлежащее озеро Онтарио постоянно порождает сильные и внезапные бури. Зимой температура воздуха падает до -30 градусов по Цельсию, в час на земле может скопиться несколько метров снега (в фильме это сильно преувеличено). Между тем, Торонто – деловой мегаполис, и дорожная пробка тут не неприятность, а катастрофа. Впрочем, дорожные службы со своей работой справляются. Во время снежных буранов снегоуборочные машины непрерывно ездят по трассам, а с ними за компанию – «солевые» грузовики. Один такой грузовик может рассеивать соль на шоссе шириной до десяти метров. В год на жителя Торонто расходуется треть тонны каменной соли – это мировой рекорд.

Соль Торонто добывает самостоятельно – в шахтах, на глубине нескольких сот метров. Добытого хватает не только на автострады города, но и на нужды других регионов – экспорт идёт почти во все уголки Канады и даже в США. Соляные шахты расположены на запад от города; для облегчения транспортировки перемалывание кусков каменной соли в порошок происходит прямо под землёй, а наверх она поступает уже пригодной для фасовки. Процесс выработки соли в прямом смысле представляет собой взрывание стен, сложенных из хлорида натрия. Естественно, постоянные взрывы в любой момент могут вызвать обвал. В качестве сигнализации образования трещин используют металлические штыри, вогнанные в потолок – их называют «ангелами-хранителями». Малейшее нарушение свода вызывает выпадение этих штырей из своих гнёзд. Посыпались костыли – все срочно выбираются наружу; просто и изобретательно.

Когда снег тает, возникает новая проблема – угроза наводнения. Местность вокруг Торонто изрезана естественными водостоками – глубокими каньонами, оставленными сползавшим 12 тысяч лет назад ледником. Но в черте города все эти долины «сглажены», запрятаны под бетон дорог и застроены высотными зданиями. Ручьи, протекавшие в каньонах, заключены в подземные трубы. Обычно они справляются с паводками, но в 2005-м канализация не выдержала, и потоки воды мчались прямо по улицам. Поэтому реконструкция и усовершенствование сточного трубопровода идёт в перманентном режиме.

Подземный мир Торонто водостоками не ограничивается. Есть ещё десятки километров пешеходных тоннелей с магазинами, кинотеатрами и кафе. Эти подземелья чрезвычайно популярны у местных, потому что с наступлением зимы, ураганных ветров и снегопадов на поверхности становится, мягко говоря, некомфортно. Само собой, есть и метро. Некоторые даже квартиры покупают на подземных этажах жилых домов, и до мест работы, учёбы и отдыха добираются, не надевая пальто – всё равно эта истинная «изнанка» города отапливается.

Торонто вообще охотно растёт «по вертикали»: вниз и вверх. Внизу прокладываются новые тоннели, вверху появляются новые небоскрёбы. Самая известная и самая высокая башня не только города, но и всего западного полушария – CN Tower – в полтора раза выше Эйфелевой. Вот только в Париже не бывает таких ветров, как на берегу Онтарио. Чтобы башня выдерживала напор стихии, внутри её стен протянуты стальные канаты. Аналогичный способ укрепления зданий используется и в повседневном строительстве. Кстати говоря, строители Торонто активно применяют современные технологии – датчиками напичканы и фундаменты, и надземные сооружения. Но фундаменты от электроники зависят больше, потому что земная кора под городом несколько тысяч лет была вдавлена в мантию весом ледника. Ледник растаял, кора начала подниматься, и этот процесс идёт до сих пор. Ежегодно поверхность земли приподнимается на один сантиметр, что критично при постройке высотных зданий.

Жизнь Торонто во всех её аспектах неразрывно связана с водой и льдом. Великие озёра, никогда не замерзающие и порождающие резкие смены погоды, образовались из-за таяния ледникового покрова. Мягкая почвенная подошва города – результат того, что ледник, уходя, перемалывал каменные глыбы в порошок. Даже величественный Ниагарский водопад – лишь наследие ледникового периода.

Без Ниагары нынешний уровень развития Торонто был бы немыслим. Турбины электростанции, расположенной вблизи водопада, вращаются под напором воды, отведенной от него по искусственному каналу. Ежедневно в десять вечера инженеры уменьшают поток воды, переливающийся через край Ниагары, чтобы добрая четверть Торонто получила своё электричество. И хотя два гигаватта, выдаваемые генераторами – это колоссальная энергия, Торонто с его отапливаемым подземным уровнем, освещёнными стометровыми небоскрёбами, хоккейными аренами и широкими улицами требует куда больше. Поэтому планируется в ближайшие годы в разы увеличить мощность электростанции. Для этого в толще земли при помощи самой большой бурильной машины в мире (рабочие ласково называют её «Большой Бетти») прокладывают новый искусственный канал, который будет вдвое шире тоннеля под Ла-Маншем. Благодаря этому каналу объём воды, проходящий через плотину ГЭС, значительно увеличится, а значит – число зажжённых лампочек тоже вырастет.